РИА НОВОСТИ, 27.05.2009
СФ намерен снизить число подписей для участия партий в выборах
 
Совет Федерации планирует в среду на заседании одобрить закон о поэтапном снижении количества подписей, необходимых для выдвижения партии на выборах в парламент.
Сейчас партии необходимо собрать 200 тысяч подписей в свою поддержку. Льготу имеют только партии, которые в предыдущий раз прошли в Госдуму. Поправки предлагают снизить количество подписей до 150 тысяч для ближайших выборов в Госдуму и до 120 тысяч - для последующих.
Кроме того, предлагается расширить льготные правила выдвижения в Госдуму и освободить от необходимости собирать подписи партии, депутаты которых есть в законодательных собраниях не менее трети регионов РФ.
Документ предлагает, что при сборе подписей избирателей на выборах в Госдуму шестого и следующих созывов на один субъект РФ должно приходиться не более 5 тысяч подписей избирателей (сейчас - не более 10 тысяч).
Соответствующие изменения вносятся в федеральные законы "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ", "О выборах президента РФ" и "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ".
 
 
ИНТЕРФАКС, 27.05.2009
Совет Федерации рассмотрит законопроект об изменении процедуры назначения главы КС и заслушает министра Коновалова
 
Совет Федерации в рамках "правительственного часа" в среду заслушает доклад главы Минюста РФ Александра Коновалова о системных мерах по противодействию коррупции и обеспечению эффективного взаимодействия государства и общества, сообщили "Интерфаксу" в пресс-службе верхней палаты парламента.
На заседании сенаторы также заслушают информацию председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева о работе судов общей юрисдикции и необходимых мерах по совершенствованию законодательства РФ.
В повестку дня также внесен закон об изменении процедуры назначения главы Конституционного суда и его заместителей. Сенаторы рассмотрят одобренный Госдумой законопроект о внесении изменений в конституционный закон "О Конституционном суде РФ".
В соответствии с этим законом главу Конституционного суда и его заместителей будут избирать не сами судьи КС, а Совет Федерации.
 
РБКdaily, 27.05.2009
«Мое кресло — одно из самых уютных в Москве»
Интервью с председателем Центризбиркома Владимиром Чуровым
 
Глава ЦИК крайне обижается, когда СМИ включают его в рейтинг самых влиятельных политических фигур России. Политикой, как настаивает Владимир Чуров, ЦИК не занимается: депутаты принимают законы, президент их подписывает, прокуратура надзирает за исполнением, а суды выносят решения по спорным вопросам. Центр­избиркому его глава отводит лишь скромную роль организатора выборного процесса. Подчеркнутая нейтральность г-на Чурова настолько велика, что имена деятелей и даже названия партий он вслух не произносит. Почему избирательный процесс в России кажется ему одним из самых прозрачных в мире, а собственное кресло — одним из самых уютных в Москве, ВЛАДИМИР ЧУРОВ рассказал корреспонденту РБК daily ИНГЕ ВОРОБЬЕВОЙ.
— Нежелание произносить вслух имена политических деятелей и названия партий несколько удивляет. С чем это связано?
— Недавно Европейский суд признал за одним российским судьей право публично высказываться на служебные темы. Я с этим категорически не согласен. Избирательный процесс — вещь бесконечная и циклическая. Даже если я в рамках одной избирательной компании выскажусь по поводу какой-то конкретной партии, это может повлиять на ее электоральные перспективы в будущем. Поэтому я называю партии и кандидатов только на заседании ЦИК, когда нужно передать мандат или подвести результаты прошедшей кампании. И то чаще я сам их не называю — показываю на экране. Мы не заинтересованы в бонусах каким-то партиям или хоть в каком влиянии на их судьбу, судьбу их кандидатов.
— Если вы признаете за собой возможность влияния на судьбу партий и кандидатов, значит, признаете некий свой политический вес. По мнению экспертов, вы и вовсе входите в число самых влиятельных политических фигур России. Насколько справедлива эта оценка?
— Два издания меня снова подвели. Я ведь давным-давно сказал журналистам, что я вне политики, и попросил не упоминать меня ни в каких рейтингах. У меня как у председателя ЦИК по определению политического влияния ровно ноль. Если это не так, меня метлой гнать отсюда надо. Моя должность не предполагает никакой политики.
— В своем первом интервью, когда вас только назначили на пост председателя ЦИК, вы гораздо охотнее говорили о политике и даже персонажи по именам называли. Профессия наложила отпечаток?
— Тогда я охотно говорил о Наполеоне Бонапарте, о Гельмуте Коле, о генерале де Голле — к сожалению, по годам не имел удовольствия познакомиться с этим гениальным политиком. По той же причине не знал, к сожалению, великого Рузвельта, зато успел застать живого Леонида Ильича.
— А еще вы охотно говорили о Владимире Путине, под началом которого работали в мэрии Санкт-Петербурга...
— Да, и о Владимире Владимировиче говорил. И сейчас могу. На протяжении тех лет, когда я работал в Питере и продолжаю работать в Москве, руководители государства российского — Дмитрий Медведев, Владимир Путин, Борис Грызлов, Сергей Миронов, председатели высших судов, а также многие депутаты и члены правительства — никогда не изменяли своим принципам. Конечно, менялись с годами, как и все люди. И, как правило, в лучшую сторону — набирались опыта.
Понятно, о Путине говорить не хотите. А в людей и вправду так верите?
— Лучше быть молодым и мудрым, чем старым и глупым. Но поскольку в жизни так не бывает, лучше быть старым и мудрым.
— Демократии, на ваш взгляд, за последние годы в России прибавилось или она просто стала более управляемой?
— Конечно, прибавилось. Любая демократическая система совершенствуется, даже американская, хотя там, казалось бы, трудно что либо усовершенствовать. Ведь США — родина суверенной демократии.
— Вы, кажется, негативно относитесь к термину «суверенная демократия»?
— Наоборот. Не так давно Дмитрий Медведев правильно заметил в одном из интервью, что демократия — категория историческая и в то же время вполне наднациональная. Некоторые люди, почему-то называющие себя аналитиками, попытались противопоставить это высказывание термину «суверенная демократия», как обычно, наводя тень на плетень в ясный день. Совершенно очевидно, что демократия как понятие, как основной принцип организации общества, а общество без организации не может существовать, иначе хоть где-нибудь, хоть когда-нибудь реализовалась бы анархическая идея, наднациональна и даже глобальна, поскольку общепризнана лучшей моделью. Однако формы реализации демократических принципов, организации власти в конкретной стране вполне суверенны. В Великобритании это конституционная монархия, в Дании тоже, но с совершенно иным статусом царствующей особы. В Королевстве Бельгия — федеративное устройство, в Германии тоже, но другое. В России — президентская конституционно-федеративная республика. А, между прочим, был риск распасться на губернии и превратиться в договорную федерацию или конфедерацию.
— В данном случае под суверенной демократией подразумевается управляемая демократия.
— Это финтифлюшки политологов — подмена понятий. Жонглирование терминами — это политика, а мы политикой не занимаемся.
— Согласны ли вы с западными СМИ, которые уверяют, что Россией по-прежнему управляет Владимир Владимирович, пусть и в статусе премьера?
— Мы с уважением относимся к западным СМИ, когда они пишут правду. А когда неправду — без уважения. Точка.
— Какова, на ваш взгляд, прозрачность избирательного процесса в России?
— Одна из самых высоких в мире. Мы только пару лет назад занялись этим сравнением. Есть совершенно четкие критерии. Первое: в России системой гражданского контроля за выборами занимаются или, по крайней мере, пытаются это делать три неправительственные организации. Горячими линиями покрыто более половины субъектов России. Второе: у каждого избирательного органа любой страны есть свои сайты. Согласно международным нормам на них должно быть размещено 32 пакета документов: избирательное законодательство, информация о текущих выборах, архив предыдущих и так далее. У нас из 32 позиций доступно 26. К нам приближаются только несколько стран, где доступно 23 и 16 позиций — Перу и Украина. США позади. Третье: у нас максимальная прозрачность рассмотрения жалоб. Тройной круг: избиркомы всех уровней, правоохранительные органы и надзорные (прокуратура). А потом еще и суды — если в них обращаются. Все жалобы собираются воедино и публикуются в Зеленой книге. Это сборник жалоб по выборам с их анализом и решениями судов, который доступен не только президенту. Два года как издается. Можно продолжать...
— Наверно, издается десятитомниками, учитывая специфику наших выборов…
— Ничего не десятитомниками. За весеннюю кампанию всего 750 жалоб было. То есть, когда я говорю, что наша избирательная система — одна из самых прозрачных, я опираюсь на факты. Присутствовал недавно на заседании постоянного совета ОБСЕ и не преминул их подколоть — заседание-то закрыто от прессы. А в России все заседания ЦИК открыты.
— Заняв кресло главы ЦИК, вы сразу же пообещали сбрить бороду, если оппозиции удастся доказать хоть один факт фальсификации на выборах. Судя по тому, что борода и ныне при вас, ни одного факта не доказано?
— Все судебные процессы мы пока выигрываем. Причем суды у нас действительно независимые, я к ним отношусь с большим уважением. Просто иногда политические деятели, причем считающие себя довольно опытными в избирательной практике, как выясняется, элементарно не знают закона. Приведу самый свежий пример. Один из депутатов Госдумы заявил, что, дескать, ЦИК произвольно манипулирует численностью избирателей. А ведь по закону мы к формированию списков имеем лишь косвенное отношение, вводим данные, поступившие к нам из регионов. По своей воле мы не то что на 2—3 млн., даже на единицу не можем списки изменить.
— То есть ЦИК на выборах играет роль исключительно посредника между государством и избирателями и никак не влияет на их результат?
— Да, мы всего лишь организуем выборы. Так, как написано в законе. Если бы в законе было написано иначе, мы бы действовали иначе.
— Любопытно, а сами вы верите в итоги выборов в Госдуму-2007 на территории Ингушетии и Чечни, где при почти стопроцентной явке населения все поголовно проголосовали за «Единую Россию»?
— Если эти результаты не опровергнуты в установленном порядке, значит, они достоверны. Эксперты много чего говорят, но я всегда привожу один пример, когда человек, называющий себя экспертом, сел в огромную лужу на глазах у председателей всех избиркомов субъектов России. Он начал развивать теорию об управляемой демократии, руководствуясь стопроцентной явкой на участки в ряде отдельных регионов. Среди прочих он назвал Мурманскую область. А там, надо вам знать, опытнейший председатель избиркома, зубр, юрист высшей квалификации. Он встает, спрашивает: «Это вы кого к нам на заседание пригласили?» Лучших московских экспертов, говорю. Не для женских ушей, что он ответил. На его территории было 200 избирательных участков со стопроцентной явкой. А на следующих выборах будет 211. Эти участки — суда Мурманского морского пароходства. Куда с корабля денешься?
— Никуда, проголосуешь за ЕР… Впрочем, Чечня и Ингушетия как-никак на суше?
— Есть аулы, где все до единого проголосуют как старейшина. Иная социальная традиция. Как этого некоторые европейцы не понимают? Между прочим, теперь в ЕС такие села тоже есть.
— Допустим, Чечня, где авторитет Кадырова незыблем, еще могла. А Ингушетией и региональной ЕР в тот момент управлял г-н Зязиков, из-за которого чуть было гражданская война в республике не произошла.
— Вы помните историю: везем в Москву 30 тыс. подписей, что мы не голосовали? Где? Везем. Привезли в Кремль. Ошиблись. Привезли к прокуратуре. Не к той. В итоге никто этих подписей так и не видел.
— Я видела.
— Вам повезло. Где вы их видели? По дороге перехватили?
— Нет, по почте посылали, еще до того, как сюда повезли.
— Высылать можно разное. Вот нам сюда прислали жалобу из одного отдаленного региона — 20 с лишним человек подписались. Проверили содержание — ничего близкого к истине. Тогда стали проверять подписи: пятеро человек давно умерли, трое уехали из региона много лет назад, остальные впервые видели эту бумагу. Приходит письмо в Кремль по электронной почте с жалобой на выборы. Кремль нам спустил, мы подготовили вежливый ответ, отослали на указанный мейл. Нам разгневанный пользователь пишет: лучше бы проверили, кто мою почту взломал и воспользовался ящиком, я вас знать не знаю и писать ничего не писал. Или умудрилась же одна партия прислать больше десятка якобы копий протоколов участковых комиссий, которые все до одного оказались фальшивыми: не просто данные не те, но и адреса участков неверные, печати и подписи фальшивые. Они потом сказали, что получили от умершего активиста и что дальнейшее расследования невозможно в связи с его скоропостижной смертью.
— То есть в России вашей бороде ничего не грозит. Но скоро Европейский суд будет рассматривать жалобу КПРФ относительно тех же выборов в Госдуму-2007. Нет опасений, что приговор будет не в вашу пользу?
— Вы же знаете, как в Страсбургском суде формируется дело, вернее его название: «Такой-то или такие-то против России». Точка. Я всегда говорю, что обращение в Европейский суд симпатий сограждан не добавляет. Поживем — увидим.
Может, просто г-н Зюганов в российских судах не может правды найти, вот и обращается в европейский — почему нет?
— Я не имею сведений, что указанный лидер указанной партии обращался в Европейский суд.
— То есть вы не имеете сведений, что он обращался, или точно знаете, что не обращался?
— Обратитесь к названному вами лицу, подписывало ли оно какие либо документы в Страсбургский суд.
За партию все равно Зюганов отвечает. Какая разница, кто из КПРФ иск подписал?
— Спросите у названного вами лица, подписывал ли кто-либо из названной вами партии документы в Европейский суд (смеется). Прямой вопрос. Пусть даст прямой ответ — я в нем крайне заинтересован. Хотел бы я посмотреть на копии отправленных документов. Это так, пока только для сведения.
Недавние выборы в Сочи, где на кресло мэра изначально претендовало более 20 кандидатов, в том числе москвичи — банкир Александр Лебедев и политик Борис Немцов, — и вовсе называли прямым захватом власти. Говорят, Лебедев даже в Кремль жаловался.
— Наше рассмотрение жалоб пока не выявило объективных обстоятельств, о которых можно было бы говорить. Были обращения в суд как в процессе кампании, так и по ее итогам, — посмотрим, что суд скажет. На мой взгляд, кампания проходила нормально, при большой конкуренции.
— Не кажется ли вам кресло председателя ЦИК слишком горячим? Выборы проходят, а осадок остается.
— Да нет, меня многие хвалят. У меня даже статистика есть. Количество людей, которые с благодарностью жмут мне руку, в десять раз больше тех, кто меня ругает. Кресло председателя ЦИК — одно из самых уютных в Москве. Мы ведь политикой не занимаемся.