РБК, 06.05.2009
ЦИК РФ утвердил нормативы для использования на выборах
полупрозрачных урн для голосования
 
Центризбирком РФ утвердил нормативы технологического оборудования для участковых избирательных комиссий при проведении выборов и референдумов в РФ, согласно которым урны для голосования должны изготавливаться из полупрозрачного материала. Как подчеркивается в нормативах, "стационарные и переносные ящики для голосования должны изготавливаться из легкого полупрозрачного материала (белого цвета), исключающего визуальное наблюдение за результатом заполнения бюллетеня избирателем, участником референдума, и обеспечивающего удобное извлечение бюллетеней для проведения подсчета голосов (светопропускаемостью не менее 25% и не более 40%). В ящиках для голосования не допускается наличие вкладных мешков или иных емкостей. Нормативы определяют также характеристики кабин для голосования, специально оборудованных мест для тайного голосования.
Как отметил на заседании глава ЦИК РФ Владимир Чуров, принято решение делать урны не полностью прозрачными, чтобы не нарушать тайну голосования, то есть чтобы сквозь стенки урны нельзя было увидеть результаты голосования.
В настоящее время урны из полупрозрачного материала частично используются на выборах, их количество составляет чуть менее 24%, а количество переносных полупрозрачных урн - около 12% от общего количества. В дальнейшем планируется продолжить постепенную замену технологического оборудования для избирательных участков, в частности, урны для голосования. Полную замену предполагается произвести до 2016г.
 
 
КОММЕРСАНТ, 07.05.2009
Год прошел // 365 дней назад Дмитрий Медведев стал президентом
Глеб Ъ-Черкасов, Ирина Ъ-Граник
               
 
В свой первый президентский год третий президент России пытался решить две задачи — сохранить верность курсу второго президента России Владимира Путина и нащупать свой политический стиль. Пока господину Медведеву в полной мере сопутствует успех по обоим направлениям.
Первый год работы на посту президента Дмитрий Медведев провел предельно интенсивно или, выражаясь словами его предшественника, "пахал, как раб на галерах". Всего за 12 месяцев он произвел несколько сот кадровых назначений, внес поправки в Конституцию, инициировал ряд масштабных внутриполитических проектов, активно ездил по миру. Так, по данным администрации президента, за год Дмитрий Медведев посетил 26 стран (в том числе в ФРГ был дважды, а в Казахстане трижды), где состоялось 110 бесед и встреч. Отметим также, что какие бы планы ни строил господин Медведев год назад, произнося президентскую присягу, жизнь их изрядно скорректировала: в августе произошел российско-грузинский конфликт в Южной Осетии, а с сентября России пришлось бороться с экономическим кризисом.
Год работы на посту президента нисколько не повредил рейтингу Дмитрия Медведева: в апреле 2009 года, по данным социологов "Левада-центра", он составлял 68%. Напомним, что в марте 2008 года за него проголосовало 70,2% избирателей от числа принявших участие в голосовании.
Новых президентов принято сравнивать с их предшественниками. Если вспомнить первый год работы Владимира Путина на посту главы государства, то многие его шаги с формальной точки зрения напоминают решения господина Медведева. И тот и другой в первый же год инициировали серьезные изменения в политической системе страны. В мае 2000 года Владимир Путин, через несколько дней после инаугурации, создал семь федеральных округов, назначил в них своих полномочных представителей и изменил порядок формирования Совета федерации, добившись удаления из него руководства регионов. Эта реформа сразу изменила баланс сил в отношениях между федеральным центром и субъектами федерации. Дмитрий Медведев инициировал в ноябре 2008 года конституционную и политическую реформы, которые, по заявлению чиновников его администрации, призваны "укрепить политическую систему". Принципиальных изменений эта реформа принести не должна, а выиграет от ее реализации партия "Единая Россия", которую возглавляет Владимир Путин.
Если говорить о кадровых назначениях, то, несмотря на некоторый проигрыш в количестве, Владимир Путин значительно выиграл в качестве: так, 28 марта 2001 года он произвел масштабные перестановки в руководстве силовых ведомств. Сопоставимых увольнений и назначений на федеральном уровне при Дмитрии Медведеве еще не было.
Собственно говоря, ход событий в первый президентский год Дмитрия Медведева был предопределен в декабре 2007 года.
На следующий день после своего выдвижения в президенты, выступая по телевидению, господин Медведев предложил "сохранить на важнейшей должности в исполнительной власти, должности председателя правительства... Владимира Владимировича Путина". Дмитрий Медведев мотивировал это необходимостью "сохранить дееспособность команды, сформированной действующим президентом", и продолжить курс, "который сложился в конце 1990-х годов".
Обязавшись не трогать команду (к которой он, собственно, сам и принадлежал) и реализовывать курс (который в том числе вырабатывал и он), Дмитрий Медведев фактически обозначил и пределы собственной самостоятельности. Он вправе принимать решения, которые не противоречат курсу, и производить перестановки, которые не наносят вреда "дееспособности команды". И поскольку события в Южной Осетии и мировой финансовый кризис не были признаны достаточными основаниями для изменения курса, Дмитрий Медведев не менял, а корректировал политику.
В целом видно, что с наибольшим удовольствием президент занимается решением институциональных задач. Господин Медведев пришел на пост президента с должности первого вице-премьера, ответственного за реализацию приоритетных национальных проектов. Накопленный в правительстве опыт Дмитрий Медведев применил и на новом месте работы.
Политическая реформа, принятие национального плана противодействия коррупции и программы кадрового резерва — эти и другие более локальные политические инициативы можно оценить как приоритетные национальные проекты в области государственного строительства. Господин Медведев признает, что многие из инициированных им мер не дадут немедленного результата, однако отмечает, что принимать-то их надо.
Отметим, что Дмитрий Медведев активно ищет свой политический стиль. Пока наибольшие его достижения — на ниве информационных технологий. Теперь известно, что господин Медведев активно пользуется интернетом: на сайте Кремля (который, по данным "Ъ", скоро будет кардинально переделан) заведен видеоблог президента, создано сообщество в "Живом журнале".
Впрочем, с неменьшим удовольствием Дмитрий Медведев использует и опыт своего предшественника. 28 марта 2009 года в ходе посещения авиабазы в Кубинке Дмитрий Медведев совершил тренировочный полет на Су-34. Напомним, что полеты на боевых самолетах любил Владимир Путин.
Традиции остаются традициями. Российский президент должен любить настоящие мужские забавы.
 
Важнейшие кадровые решения президента // Досье
Ольга Ъ-Шкуренко
 
 
По официальным данным, с 7 мая 2008 года Дмитрий Медведев подписал 373 указа с назначениями. Владимир Путин за первый год президентства принял 241 такой указ.
Первым кадровым решением стало назначение 8 мая господина Путина премьер-министром. Вскоре президент сформировал правительство (восемь вице-премьеров и 17 министров) и свою администрацию (руководитель, три его зама, семь помощников и восемь советников, полпреды в парламенте, Конституционном суде и семи федеральных округах). Проведена рокировка силовиков: директор ФСБ Николай Патрушев стал секретарем Совбеза, а помощник президента Виктор Иванов возглавил Госнаркоконтроль. Впоследствии президент заменил министров сельского хозяйства (Алексея Гордеева на Елену Скрынник) и регионального развития (Дмитрия Козака на Виктора Басаргина). Из-за смерти предшественников были назначены новые полпреды в Госдуме (Гарри Минх) и Уральском федеральном округе (Николай Винниченко), также сменился полпред в Дальневосточном округе и главный судебный пристав. За год президент заменил 14 и переназначил двух губернаторов.
В МВД получили назначения 13 высших руководителей в регионах и федеральных округах, начальник следственного комитета, главком внутренних войск. В армии сменились начальники Генштаба и ГРУ, командующие четырьмя военными округами и другие высокопоставленные командиры. Ожидаются назначения новых начальника ГУВД Москвы и командующего ВДВ.
Президент подписал 140 указов о назначении судей различных уровней. Также назначены 35 новых послов, шесть международных спецпредставителей, уполномоченный при Европейском суде и глава госкорпорации "Роснано".


ГОЛОС РОССИИ, 06.05.2009
Десятиметровая георгиевская ленточка появилась в Москве
 
Самая большая георгиевская лента в мире накануне Дня Победы появилась в Москве. Этот подарок столичных студентов городу-герою сшили сами ребята. 10-метровое черно-оранжевое полотно, символ воинской доблести и славы, будет украшать город вплоть до окончания празднования 9 мая.
Необычный символ победы появился на огромных железобетонных буквах, из которых сложено имя столицы на въезде в город со стороны Варшавского шоссе. Ленточку повязали на острие буквы «М». Это место выбрано неслучайно. Именно по этой дороге фашисты хотели триумфально войти в город. Подобный двуколор в канун 9-го мая украсит и указатели названий других городов России, а также столиц СНГ. По мнению организаторов акции, активистов движения "Молодая Гвардия", таким образом они хотят дать начало новой традиции: повязывать к 9 мая георгиевские ленты на въездах в города, с которыми связаны страницы истории Великой Отечественной войны. «Без исторической памяти народ не может быть великим. Георгиевская лента — выражение нашего уважения к ветеранам, дань памяти павшим на поле боя, благодарность людям, трудившимся в тылу, всем тем, благодаря кому мы победили в 1945 году», — говорит член политического совета "Молодой Гвардии Единой России" Андрей Татаринов:
«Наши прадеды прошли Великую Отечественную войну с оружием в руках; наши деды родились и выросли во время той войны. Наши отцы попытались донести до нас важность и ценность этой даты. Чтить, помнить, ценить — это обязанность нашего поколения. Подвиги наших прадедов — это наша победа! Это те нравственные ценности, на которые опирается сегодняшнее и будут ориентироваться будущие поколения».
Традиция повязывать георгиевскую ленточку зародилась в России три года назад накануне празднования 60-летия Великой Победы. Акция родилась стихийно. Она стала продолжением диалога поколений, начало которому было положено интернет-проектом «Наша Победа». Тогда черно-оранжевых памятных символов раздали более 800 тысяч штук. А в мае прошлого года только в Москве распространили 4 миллиона ленточек. Сейчас в международной акции памяти «Георгиевская ленточка», посвященной павшим против фашизма во Второй мировой войне, принимают участие более 50-ти стран мира. За четыре года распространено свыше 45 миллионов георгиевских ленточек. Повязав ленточку на одежде, сумке, антенне автомобиля, миллионы людей по всему миру таким символическим образом выражают свою благодарность ветеранам войны, гордятся их подвигом, чтут память погибших в самой страшной войне в истории человечества.
 
ГОЛОС РОССИИ, 05.05.2009
Мировой экономический кризис: у россиян начался период адаптации
 
По данным социологов, число россиян, сильно обеспокоенных экономическим кризисом, стало сокращаться. На сегодняшний день падение своих доходов остро переживают менее 40% населения. Ещё месяц назад эта цифра была значительно больше.
Сократилось и количество тех, кто боится потерять работу. Да, многие россияне начали экономить на том, без чего можно обойтись: на длительных разговорах по мобильному телефону, дорогостоящем заграничном отдыхе и так далее. Но при этом они не испытывают от этой экономии каких-либо сильных негативных ощущений, отмечает политолог Дмитрий Орешкин:
«Мы постепенно переходим из эмоциональной фазы кризиса в фазу реальную. И выясняется, что все не так уж и страшно. Да, кто-то потерял работу. Да, кому-то задерживают зарплату. Но мы всё это уже проходили — и выжили. Так что особенных причин бояться – нет. Кончилась первая истерика, начинается период адаптации. Сейчас люди понимают, что делать. Если работа потеряна, надо искать другую. Если, к примеру, не хватает денег на макароны импортные, переходим на более дешёвые отечественные. Несмотря на то, что растут цены, что стало меньше возможностей покупать товары, к которым некоторые из нас привыкли, жизнь по-прежнему сносна».
Проблема, как можно судить, в продолжительности и характере кризиса. Если он будет иметь характер гребёнки, когда экономика периодически немного поднимается и опять падает на дно, то социальный оптимизм начнёт понемногу улетучиваться, поскольку людям трудно жить на вулкане. Если же экономическая ситуация будет развиваться по более спокойному сценарию, то есть единожды упав, начнёт пусть медленно, но стабильно подниматься, то социальный оптимизм, наоборот, только окрепнет: людям, как ни крути, нужна стабильность.
Макроэкономические показатели на сегодняшний день позволяют предполагать, что мировой кризис если не достиг дна, то уже близок к этому. И спустя какое-то время спираль начнёт раскручиваться в обратную сторону. Следовательно, если оптимистичный сценарий начнёт сбываться, то жизнь постепенно будет налаживаться, уровень потребления – возвращаться к своему докризисному значению, а российское общество – к тому состоянию уверенности в завтрашнем дне, которым характеризовалась социальная атмосфера в предыдущие годы.
 
КОММЕРСАНТ, 07.05.2009
Валерий Зорькин: Конституцию лучше бы не пересматривать
// Председатель КС доволен политическим и конституционным строем
Анна Ъ-Пушкарская
 
Внесение поправок в Конституцию — первых с момента ее принятия в 1993 году — стало одним из самых значительных событий первого года президентства Дмитрия Медведева. Увеличение сроков полномочий главы государства (с четырех до шести лет) и Государственной думы (с четырех до пяти лет), а также введение ежегодного отчета правительства перед нижней палатой Федерального собрания было поддержано законодателями. Председатель Конституционного суда ВАЛЕРИЙ ЗОРЬКИН не видит в принятых поправках ничего противоречащего основам конституционного строя, но полагает необходимым внести в законодательство норму, по которой орган конституционного контроля смог бы проверять предлагаемые поправки к Основному закону.

— В своей недавней публичной лекции о кризисе правового государства вы фактически оправдали "элементы авторитаризма, присутствующие в управлении страной". Вы считаете, что президентская и исполнительная власть РФ сегодня нуждается в такой идеологической поддержке?

— Я этим не руководствовался, а выступал как исследователь. Из-за обвинений с Запада упоминания слова "авторитаризм" у нас боятся как черт ладана. Но я считаю, что власть в любом цивилизованном государстве сегодня устроена как смесь демократических начал и некоторых элементов авторитаризма на практике. Именно элементов авторитаризма, а не авторитаризма как политического режима в целом. Под "авторитарными элементами" я имею в виду ту дозу осуществления власти, которая потенциально есть в любом режиме. Они были в парламентской республике ФРГ Конрада Аденауэра в период денацификации, сразу после падения нацистского режима. Были они и при другой форме правления — близкой к президентской, во времена Шарля де Голля. И при чисто президентской модели в США — например, во времена Франклина Рузвельта. А как Джордж Буш послал войска в Ирак? Я говорил, что не надо бояться выражения "авторитарные элементы", потому что иначе мы уподобляемся мольеровскому Журдену, который всю жизнь говорил прозой и вдруг с удивлением узнал об этом. Формально в Австрии очень сильные полномочия президента, но де-факто власть действует по модели парламентской республики, потому что сильные президентские полномочия дремлют, не используются.

Де Голль и Миттеран по-разному пользовались одной и той же конституцией. Ельцин после 1993 года и Путин тоже действовали по одной Конституции. Но вопрос в другом: какова пропорция? Если власть превращается в авторитарную, то демократия становится прямой линией, а что она означает на осциллографах, известно.

В современной России некоторые элементы авторитаризма — это элементы практики перехода от неправового прошлого к новым демократиям.

— Чем сегодня измеряется передозировка использования власти?

— Критерием служит защищенность прав и свобод человека и гражданина, сбалансированность основных социальных начал: свобода, закон, власть и господство права как общая цель. Пример — октябрь 1993 года, когда Конституцию расстреляли из танков...

— Но ведь Конституцию можно изменить. Как часто, с вашей точки зрения, допустимо ее пересматривать?

— Лучше бы ни разу. Мы только в самом начале нашего движения, у нас многое противоречит Конституции. Но наша Конституция, несмотря на большие недостатки, идеальна в смысле нормативности. Она предписывает, что власть должна быть разделена на основе права, а не по византийскому варианту "разделяй и властвуй". Она декларирует права человека как самоценность. Она предполагает народовластие — конкурентную демократию, а не демократию в кожанке с маузером. Без этих трех составляющих Конституция станет другой. Сороковую симфонию Моцарта можно исполнять по-разному, но она не должна превращаться в траурный марш.

— Может ли Конституционный суд проверять конституционность поправок, внесенных в Конституцию?

— У нас нет такого права, поэтому ответственность за все издержки изменений лежит на политиках, они могут даже разрушить идею Конституции. А Конституционный суд должен действовать в рамках той конституции, которая ему задана. Он может истолковывать ее, но не может сделать другую конституцию. Я думаю, что сегодня пришло время изменить закон о механизме внесения в нее поправок. Потому что изменения и нормы могут быть внесены в статьи Конституции, которые находятся за пределами глав об основах конституционного строя, но противоречат этим основам. 16-я статья Конституции это запрещает. Чтобы обезопасить общество и законодателя от принятия неконституционной нормы, введение новой поправки должно проверяться с помощью органа конституционного контроля. Потому что, когда она принята и утверждена, уже никто не может ее проверить.

— Кто, с вашей точки зрения, должен внести такой законопроект?

— Это может быть любой орган власти, обладающий правом законодательной инициативы. Я думаю, президент как гарант Конституции, прежде всего должен быть заинтересован в механизме, который застраховал бы ее от разрушительных норм. Вспомните 1993 год, когда у нас был оппозиционный президенту парламент.

— Вы считаете, предложенные меры гарантируют невозможность перехода к авторитарному режиму?

— С юридической точки зрения этого будет достаточно. Все остальное — в пределах целесообразности. Вы можете бесконечно изобретать ножны. Но вы же не запретите владельцу использовать нож. Он может этим ножом хлеб резать и бутерброд маслом намазывать, а может человека убить.

— Если бы вы могли проверить недавно принятую поправку к Конституции об изменении президентского срока, какое решение вы бы вынесли?

— Думаю, тут ничего страшного не произошло, потому что эта поправка никак не затрагивает сути президентской власти, ее правового характера. Что касается отчета правительства перед парламентом, то это мог бы быть и сложившийся конституционный обычай. Равно как и формирование правительства на основе парламентского большинства.

— В 2006 году КС перетолковал собственное решение десятилетней давности, признав конституционность отмены губернаторских выборов. Вы собираетесь и дальше применять тезис о том, что позиции суда могут уточняться либо изменяться с учетом актуальных социально-правовых условий?

— C юридической точки зрения отступления от Основного закона страны и от наших позиций не было: Конституция не предписывает, чтобы губернаторы избирались. К тому же губернаторы не "назначаются", как часто говорят, а получают полномочия очень сложным путем. Во всяком случае, во времена Владимира Владимировича не было ни одного губернатора, назначенного вопреки мнению законодательного собрания, хотя в то время, когда появился новый закон, в некоторых региональных парламентах большинство еще принадлежало коммунистам. С точки зрения абстрактной демократии новый вариант менее демократичен. Но он адекватен конкретно историческим условиям, связанным с неразвитостью гражданского общества, отсутствием прочной многопартийной системы, широко распространенным правовым нигилизмом и т. п.

— А формирование федеральной элиты из однокурсников, бывших подчиненных и другого ближайшего окружения адекватно времени?

— Я бы не преувеличивал значения этой проблемы. То, что в рубке политического корабля могут быть бывшие сокурсники, участники одной футбольной команды и т. д., естественно, потому что они знают друг друга и могут друг другу доверять. Главное, чтобы это осуществлялось в рамках Конституции и права. Практика других стран показывает, что это обычное явление.

— Как продвигается, на ваш взгляд, судебная реформа?

— Ее невозможно осуществить в отрыве от правовой реформы: изменение институтов и процессуальных механизмов должно соединиться с трансформацией правосознания. Основы предусмотренного Конституцией нового судебного механизма уже сделаны. Остальное, я думаю, долгий процесс.

— Как вы относитесь к возможности переезда Верховного и Высшего арбитражного судов в Петербург?

— У меня такой информации нет. Есть такое шутливое изречение: чем вас больше меньше, тем нам больше лучше.

— Между Конституционным, Верховным и Высшим судами периодически обостряется конкуренция. Нужен ли стране один высший орган судебной власти?

— Раз есть разделение, есть и конкуренция, есть споры, недопонимание, публичные и непубличные дискуссии, закулисные, так сказать, речи и поведение. Я думаю, Конституционному суду никаких новых полномочий, кроме тех, которые я уже назвал, не нужно. Логически приоритет у нас и так есть: если Конституционный суд выносит решение о неконституционности нормы, то, по крайней мере, должны быть пересмотрены все судебные решения, по которым обратились заявители, а также все дела, по которым решения вынесены, но не исполнены.

— В апреле прошлого года пленум ВАС принял постановление по 169-й статье Гражданского кодекса, ограничив применение механизма конфискации в налоговых спорах. А Конституционный суд еще в 2004 году высказал противоположную позицию по применению этой статьи. 2 декабря прошлого года председатель ВАС Антон Иванов заявил в интервью "Ъ", что, даже если Конституционный суд свою позицию подтвердит, ВАС своей не изменит. В тот же день на съезде судей вы призвали коллег к "конституционной сдержанности". Что вы имели в виду?

— Я говорил о том, что не следует проявлять излишнюю активность в вопросах, которые находятся на грани юридической целесообразности. Надо смотреть, какая погода на дворе. Я не подразумевал при этом Антона Александровича. Но считаю принципиальной задачей приведение практики высших судов к единству. С этой точки зрения Верховный и Высший арбитражный суды не могут толковать нормы материального права в противоречии с их конституционным смыслом, который может выявлять только Конституционный суд РФ. Мы, в свою очередь, не должны вторгаться в деятельность других высших судов и проверять постановления их пленумов. Но косвенно нам приходится выяснять, какой смысл суды придали норме в ее правоприменении, предписанном пленумом. На мой взгляд, решения пленумов фактически исполняют роль судебных прецедентов. В некоторых странах у конституционных судов есть прямые полномочия такого рода прецеденты проверять.

— Тем не менее вопрос о 169-й статье ГК так и повис в воздухе, поскольку в декабре прошлого вы отказались рассматривать по существу уточняющий запрос налоговиков. Что означало ваше молчание?

— Это была не очень удобная ситуация, и суд вышел из нее деликатно. Если проблема не будет в ближайшее время решена на законодательном уровне, я не исключаю, что Конституционный суд еще с ней столкнется и рассмотрит по существу.

— Как обстоит дело с неисполненными решениями КС по корректировке законов?

— Ничего не изменилось. Вместо 13 не исполненных Думой позиций я отметил в последнем письме 20. Но мы стараемся достигнуть определенного взаимопонимания с парламентом, чтобы не запускать вирус недоброжелательства. Например, мы сказали деликатно, что возможность пятикратного пересмотра в надзоре решения судов общей юрисдикции — это абсурд и надо его реформировать. Законодатель реформировал, разрешив пересматривать решения трижды. Я надеюсь, что в ближайшее время он пойдет дальше по пути, предначертанному Конституционным судом, иначе не избежать нового дела. Ведь что будет в голове у бизнесмена, если у него нет уверенности, что через шесть лет его дело не будет снова пересмотрено и собственность у него или его наследников снова не отнимут? Поэтому-то наши граждане так часто обращаются в Европейский суд, не прибегая к отечественным высшим судебным инстанциям.

— А как вы относитесь к проблеме многократного выдвижения обвинений против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева фактически по одному и тому же делу?

— Я не могу это комментировать, поскольку вопрос о проверке конституционности норм в связи с подобного рода ситуациями может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде.

— Вы же решились комментировать российско-грузинский конфликт, заявив журналистам, что Россия выполняла свои конституционные обязанности. Почему вас не остановила возможность рассмотрения этого вопроса в Конституционном суде?

— Такой запрос к нам поступить не может, потому что Конституционный суд не рассматривает эти проблемы.

— Но ведь Конституционный суд рассматривал аналогичное дело, когда Борис Ельцин, не дожидаясь решения Совета федерации, ввел войска в Чечню, чтобы не допустить эскалации насилия. И вы тогда написали особое мнение, не согласившись с коллегами, признавшими это решение конституционным.

— Я считал, что у нас не было сведений о чрезвычайном характере этой ситуации, которые мотивировали бы немедленное вмешательство. К тому же Ельцину ничто не мешало потом все равно обратиться в Совет федерации. Здесь же факты нападения и жертв были подтверждены не только российской стороной, но и американскими агентствами, которые ссылались на спутниковые разведданные США. Я считаю, что в условиях, когда у государства есть неопровержимые доказательства ведения военных действий, которые могут привести к массовой гибели его соотечественников, оно вправе использовать концепцию принуждения к миру.

— Вы не жалеете о том, что раньше Конституционный суд мог сам инициировать рассмотрение дел, а сейчас у вас такой возможности нет?

— Это очень позитивно. И с учетом моего собственного опыта, и с учетом природы конституционного правосудия. Когда есть такое полномочие, процессу его использования обязательно будет придан политический аспект.

— Вы часто выносите решения в пользу граждан по различным делам, за исключением вопросов государственного устройства, где поддерживаете позицию власти. Чем мотивируется такой ограниченный либерализм?

— У Конституционного суда не было и не может быть никакой заданности по этим вопросам. Возьмем, например, проблему политических партий. Когда Конституционный суд не разрешил создание партий по региональному принципу, мы исходили из того, что в наших конкретно исторических условиях любая региональная партия неизбежно превращается в этническую и неизбежно в религиозную,— представьте себе Кавказ. Как вы считаете, таким решением мы поддержали власть, или защитили граждан от угроз конфронтации?.. Поэтому я бы не упрощал проблему.

— Распространено мнение, что англосаксонская модель демократии потерпела фиаско, поскольку привела к кризису. Вы с этим согласны?

— Правовое государство у них вступило в кризис. Если стали возможны финансовые пирамиды, о которых Мавроди и не мечтал, виновато государство, которое не обеспечило контроль. Но кризис и катастрофа — это разные вещи, хотя Обама уже говорит об угрозе катастрофы. Однако конституцию США я по-прежнему считаю наиболее оптимальной моделью, потому что в ней отсутствует механизм "премьер—президент".

— В Конституционный суд уже поступают заявления, связанные с кризисом?

— Резко возросло количество жалоб, связанных с налогами и социальными проблемами. Но думаю, это связано не с кризисом, а с прошедшей монетизацией и с нестабильностью налогового законодательства.

— Конституционное правосудие должно стоять на страже интересов государства или личности?

— Если под государством иметь в виду личности, соединенные под политической властью и под главенством права, то тогда не нужно противопоставлять "или-или". Нужно и то и другое. Конечно, не забывая о том, что приоритетом является правовая часть свободы человека. Конституция, как и вся правовая система,— это рамки. Любые отступления ведут к разрушению общества. Еще древние греки говорили, что вне права и вне государства могут жить только боги и звери.